Почему Запад должен проводить более гибкую политику

< Назад до записів

Эндрю Моравчик, профессор Принстонского университета и политический обозреватель в «Foreign Affairs», отстаивает ту точку зрения, что Западу следует расширять свою помощь Украине, не увлекаясь военными приготовлениями и санкциями против России, которая уже фактически проиграла свою геополитическую игру. Слишком жесткая политика – не в интересах стран Запада, которые и так ежегодно теряют из-за них от 0,1 до 0,5% ВВП, а Украина в любом случае останется гораздо ближе к Европейскому Союзу, чем два года назад. 

 

 

Сегодняшние заголовки о Сирии заслонили главный триумф западной политики. Украина, похоже, движется в сторону неофициального урегулирования, причем в основном на условиях Запада. Тем не менее, этот успех может поставить под угрозу единство стран Запада.
За последние три месяца Украина стала свидетелем прекращения огня, частичного отвода военной техники, отмены сепаратистских выборов, а также расширения миссии ОБСЕ.
Президент России Владимир Путин, похоже, утратил надежду достичь своих целей экономическими и политическими средствами. В жестких терминах «реальной политики», два года конфликта вывели Украину из сферы влияния России и привели ее в западный лагерь.
Действия Путина в Крыму не смогли подорвать мировой порядок после окончания холодной войны в других странах мира. Это знаменует собой значительное достижение Запада. Конечно, результат не является безупречным. Крым остается - и, вероятно, останется - русским.
Украина продолжает оставаться экономически уязвимой. Чтобы разрешить конфликт на востоке Украины, нужны сложные переговоры - и есть риск, что они могут потерпеть неудачу. В данный момент, однако, столкнувшись с ситуацией, в которой он не может выиграть, Путин продолжает упираться.
В течение следующих шести месяцев, трансатлантическая и европейская напряженность может отвлечь внимание западных правительств от Украины. Существует три основных опасности.

Первая опасность: западные правительства могут перейти от стратегии гражданской власти в пользу военного сдерживания через НАТО.
Сегодня коалиция желающих укреплять оборону, это США, Великобритания, Польша, Швеция и страны Балтии – готовые к «настойчивым, но не постоянным» военным приготовлениям. Это означает укрепление сил быстрого развертывания, расширение военных арсеналов, укрепление мобильных воздушных и морских сил и средств разведки.
Укрепление сил сдерживания НАТО мало что значит для улучшения отношений Запада с Россией или Украиной. Мало кто сегодня ожидает, что Россия нападет на Польшу, страны Балтии или любого другого участника блока НАТО - и западные правительства отвергают возможность интервенции в Украину.
Укрепление обороны может показаться безобидным делом. Тем не менее, это может отвлечь внимание, денежные ресурсы и ослабить политическую волю на вещи второстепеннные. Например, в прошлом году только незначительное увеличение расходов на оборону Польши более чем в 200 раз превысило те 5 миллионов долларов гуманитарной помощи, которую она предоставила Украине.

Вторая опасность, что санкции, хотя они и были ключевым рычагом влияния на Путина, теперь могут расколоть Запад. Угроза не в том, что санкции будут ослаблены слишком рано. Запад показал необыкновенную солидарность, и санкции, безусловно, будут продлены, опасность состоит в другом.
В течение следующих девяти месяцев, некоторые правительства могут слишком жестко следовать политике санкций, пока все требования Запада относительно Восточной Украины не будут выполнены.
Такая негибкость может оказаться непрактичной и вызвать разногласия. В какой-то момент, Россия почти наверняка откажется от дальнейших уступок по реализации Минских соглашений.
Украинское правительство может еще более ухудшить ситуацию, отказываясь выполнять свои собственные обязательства, которые неоднозначны в любом случае. Достижение хоть какого-то соглашения в дальнейшем потребует еще больших уступок со стороны Запада.
Большинство европейских правительств, вероятно, это сторонники гибкой политики. Они и так платят гораздо более высокую цену за санкции, поскольку они их ВВП от 0,1% до 0,5% в год - примерно в десять раз больше, чем теряют Соединенные Штаты.
Кроме того, в долгосрочной перспективе, они должны нести и определенные социальные издержки из-за любого нового конфликта в Украине. Европейские политики отнюдь не стремятся надолго  замораживать отношения Запада и России.

Третий и самый важный элемент успешной стратегии Запада это прямая экономическая помощь Украине. Опасность заключается в том, что, что ее приходит меньше, чем нужно. Облегчение Западом бремени задолженности Украины и расширение экономической помощи сохранили страну на плаву - и позволили ей противостоять России. Тем не менее, экономический рост остается отрицательным, прямые иностранные инвестиции ослабли, а экономические реформы - вялы. Реструктуризация долга Украины не остановила его рост.
Переговоры, которые решают будущее Украины, это не переговоры с Москвой, но с предприятиями, международными организациями и правительствами стран Запада - с которыми Украина имеет торговые и долговые диспропорции во много раз больше, чем с Россией.
Как утверждает Джордж Сорос и другие, Украине, скорее всего, потребуется гораздо больше экономической поддержки в будущем, чем она получила на сегодняшний день - особенно, если Путин будет и дальше продолжать свою политику, не реагируя на различные санкции.
Условия и требования, которые Запад выдвигает перед программами предоставления помощи Украине, в сочетании с возможностями, открываемыми европейскими рынками, являются единственным внешним инструментом, доступным для реформирования Украины, с ее олигархической экономикой и хрупкой демократией.
Чтобы добиться успеха вместе с Украиной, все западные правительства должны следовать в фарватере политики Германии, которая показала себя ведущей державой Запада в отношениях с Россией.
Нынешняя мирная, гражданская стратегия Евросоюза, проводится в основном под руководством Германии. Поскольку ЕС контролирует 75% торговли, инвестиций и иностранной помощи, а также почти всю дипломатическую деятельность, Европа является лидером в регионе.

Если Украина когда-либо найдет себе надежный «геополитический дом», то так или иначе он будет находиться в Европе, и в той или иной форме связан с ЕС – а этого Путин боится больше всего. А поскольку это неизбежно, то и в интересах самих европейцев надлежащим образом выстраивать отношения и с Россией, и с Украиной.

 

Источник: http://www.gmfus.org/blog/2015/11/20/success-ukraine-could-threaten-western-unity

Блоги

Публікації

X
X

Партнери